dp-Абхазия!
РЕСПУБЛИКА АБХАЗИЯ
Города:
  Гагра
  Пицунда
  Гудаута
  Новый Афон
  Гульрипш
  Сухум
  Очамчира
  Гал
Традиции, история и культура
  Абхазская кухня
  Легенды Абхазии
  Духовное наследие
  Основы этикета
  Абхазские тамги
  Абхазское_долголетие Туризм
  Абхазская граница
  Связь в Абхазии
  Погода
  Отдых в Абхазии
  Озеро Рица
  Н.А. Монастырь
  Н.А. Пещера
  Минеральные воды
  Горы Абхазии
  Фотоальбом
Совсем не мое:
  

ВЫСОКОГОРНАЯ АБХАЗИЯ

   Широко раскинулись известняковые массивы абхазских гор. Поднимаются в синеву небес причудливые скалистые вершины, оставляя далеко внизу лесистые склоны.

Узкие тропы ведут вдоль осыпей и скал к перевалам. На каждом шагу смельчака подстерегает здесь опасность - лавины, обрывы и густые туманы, ливни с градом и снегом и безводие, изнуряющая жара и внезапный пронизывающий холодом порыв ветра, неожиданная встреча с медведем или случайно потревоженная гадюка...

Среди разнообразных и интересных легенд, которые можно услышать из уст народных сказителей Абхазии, особое место занимает предание об апанах - мифическом племени карликов, некогда, якобы заселявшем этот край и оставившем после себя в альпийской зоне абхазских гор лишь развалины каменных жилищ и оград - ацангуары (от абхазского "ацан" - карлик и "гуара" - ограда, забор). Давайте послушаем, что же рассказывает об этих постройках народное предание.

"Некогда в этих оградах жили карлики, принадлежавшие к племени Ацан. Тогда на земле было еще то блаженное время, когда не существовало ни ветра, ни холода, ни дождя, ни снега, ни даже различия между днем и ночью. Солнце вечно сияло на безоблачном небе, а ацанам не было вовсе холодно на этих высотах, которые теперь доступны для жительства лишь в течение трех летних месяцев. Ацаны беззаботно жили здесь со своими стадами, которые паслись на сочной траве нагорных лугов, возле прохладных ручьев, бежавших из подземных источников. Питались ацаны исключительно молочными продуктами и мясом коз; мясо ели сырым, так как употребления огня не знали.
Ацаны были очень нечестивый народ, который совершенно не хотел признавать существование Бога. И вот Бог, разгневавшись на них за их неверие, задумал наказать их. Однажды кто-то из ацанов заметил, что у козла, стоявшего неподалеку на скале, стала пошевеливаться борода, и вслед за этим ацаны почувствовали новое для них ощущение холода. Это был ветер, который послал в первый раз Бог на землю, чтобы наказать нечестивых ацанов. Ветер нагнал черные тучи, которые закрыли от ацанов солнце, и вскоре с неба начали падать белые хлопья ваты, которые и покрыли всю землю. Вслед затем Бог послал с неба огонь, который воспламенил вату и сжег ацанов...".


У истоков изучения "оград карликов" был известный русский ботаник Н. М. Альбов, который в 1892 году записал приведенную легенду, а сами постройки трезво сопоставил с деятельностью древних пастухов. В 20-х годах нынешнего столетия археолог М. М. Иващенко высказал мнение, что "ограды карликов" - это памятник культового назначения. Сославшись на античного автора Нимфодора Сиракузского, который утверждал, что "колхи более всего почитают небо и землю", М. М. Иващенко предположил, что ограды эти символизируют солнце, а горы, где они возводились, - небо.

Этнограф Ц. Н. Бжания предполагал, что эти постройки возводились абхазским населением горных ущелий в раннем средневековье. В работах профессора Ш. Д. Инал-ипа эти постройки также связываются с деятельностью древних пастухов, однако он относит начальный этап их строительства к более глубокой древности и предполагает, что в то время, вполне вероятно, Абхазию населяли и какие-то низкорослые племена, наподобие пигмеев в Африке.

Свои выводы все перечисленные исследователи строили исходя из поверхностного осмотра отдельных памятников. Первые же археологические раскопки, начатые Ю.Н. Вороновым в 1970 году, показали, что ни бытующие в народе легенды, ни приведенные высказывания ученых не раскрывают по-настоящему значения этих построек. Ежегодно осуществляемые исследования позволили выявить и обмерить на обширной территории в несколько тысяч квадратных километров около 500 таких "оград карликов".

Трудны пути к альпийским лугам Абхазии. Часто не менее дня уходит на то, чтобы из зноя субтропиков через густой лес, по тенистым ущельям и крутым скалистым гребням, перейти в царство прохладных травянистых высот. Гигантские пихты остаются позади, кругом панорамы хребтов и вершин с пятнами белых снегов, вдали морские дали, смыкающиеся с небом, а под ногами узенькая извилистая тропинка, которая уходит то вверх, то вниз, куда-то в сторону, неизбежно приводя к роднику, вблизи которого обычно виден и балаган - деревянный пастушеский домик с навесом. Гостеприимные пастухи вынесут вам кружку мацони, кислого молока, и кружок сулугуни, замечательного горного сыра, и, конечно, расскажут, где здесь красивое озеро, где интересная пещера, а где "ограда карликов". Впрочем, и пастухи-абхазы, иногда рассказав легенду о карликах либо выслушав ее от гостей, тут же с веселой ухмылкой добавят: "Никакие это были не карлики, здесь просто раньше тоже пастухи жили".

Основные группы ацангуар - сохраним за ними это название - расположены по верховьям рек и у перевальных путей. Непременным условием их появления была близость воды и леса, а также необходимых строительных материалов. Наиболее значительные комплексы построек обычно возводились вдоль края естественных скоплений и нагромождений крупных и мелких обломков скал, скапливающихся вдоль хребтов под крутыми склонами и обрывами. Основой каждого такого комплекса является жилое каменное сооружение - "дом пастуха", представлявшее собой прямоугольное помещение с полезной площадью от 8 до 20 - 25 квадратных метров со стенами толщиной до 1,5 - 2 метров и высотой до 1,5 метров, с узким входом, перекрытое в древности двускатной или односкатной кровлей. "Дом пастуха" может стоять одиноко, но его чаще окружают различные служебные постройки и загоны, занимающие иногда значительную площадь - до 1500 - 2000 квадратных метров. В отдельных случаях ацангуары образуют целый поселок - "город карликов", как его называют в народе.

При постройках жилых помещений применялась кладка насухо - крупные обломки шли в облицовку, более мелкие образовывали толщу стены. Внутри жилища стены обычно строго вертикальны, снаружи они для устойчивости довольно резко расширяются к цоколю. Отборным камнем выкладывались входы в жилища. Фундаменты в ацангуарах отсутствуют, кладка стен начиналась прямо от земли.

Стены хозяйственных пристроек, предназначавшихся для хранения продуктов и инвентаря и для содержания молодняка, сооружались обычно менее тщательно из мелких обломков, в то время как ограды для скота представляли собой ряды больших обломков, достигавших иногда 1,5 - 2-метровой высоты, что придает этим постройкам очень архаичный, суровый, действительно легендарный облик. Посетим некоторые из этих интересных памятников и посмотрим, чем они отличаются друг от друга.

Со стороны села Аибга из глубокого ущелья реки Псоу лесовозные дороги через густые леса выводят к зеленым, удивительно сочным лугам хребта Ахаг. Здесь в верховьях реки Беш, вдоль подошвы огромной осыпи из камней и мелких скал, протянулась линия развалин жилых, хозяйственных и заградительных построек. Стены их кое-где сохранились на высоту до двух метров. В одном месте нависла огромная глыба скалы, которую древние пастухи использовали под жилье, возведя каменные стены по контуру защищенного сверху пространства. А рядом видны две глыбы, которые, столкнувшись вершинами, образовали глубокую нишу. И здесь тоже поработали древние строители, возведя дополнительную стену с узким входным проемом.

От высокогорного курорта Ауадхара - удобная шестикилометровая тропа сначала через лес, а затем по альпийскому лугу приводит к одному из красивейших высокогорных водоемов Абхазии - озеру Мзи. В нескольких сотнях метров восточнее озера, на обширной террасе, у основания опускающегося по склонам естественного нагромождения скал и осыпей, расположен один из крупнейших в Абхазии "городов карликов". Более десятка каменных жилищ соединены здесь между собой сетью оград, иногда образующих террасы по склону. Общая длина всех стен поселения - до двух километров. Жилые здания сложены из крупных обломков камня насухо. В помещения ведут узкие входные проемы. Изнутри у входа располагалось кострище, глубже у стен были деревянные нары, где ночевали пастухи. В одном из жилищ, в щелях между камнями, образовавшими вход, были обнаружены застрявшие там наконечники стрел. По виду и месту нахождения этих стрел можно сказать, что приблизительно в IX веке жилище подверглось нападению и обстрелу. Это столкновение, возможно, было вызвано тем, что хозяин жилища подозревался в угоне скота соседней пастушеской общины, представители которой затем явились сюда для восстановления справедливости.

Еще один интересный "городок карликов" расположен на выжженных солнцем склонах горного массива Рихва. Путь туда ведет от шоссе, соединяющего Рицу с Ауадхарой, сначала по лесовозной дороге, а затем по крутой тропе вдоль ручья, где буйные заросли папоротника и тучи комаров долго преследуют путника. Особенностью древних жилых построек Рихвы является массивность стен, достигающих толщины 2 - 2,5 метра. Узкие входные проемы в них оформлялись огромными поставленными вертикально плитами, достигавшими высоты 1,5 - 1,8 метра. Жилые здания окружены сетью оград, ярусами опускающихся по склонам.

Раскопки в ацангуарах выявили, что толщина культурных отложений внутри жилых помещений не превышает 15 - 20 сантиметров. По многочисленным керамическим фрагментам можно судить об ассортименте посуды, которой пользовались древние пастухи. Это пифосы (крупные хозяйственные сосуды), одноручные кувшины, миски, кухонные горшки различных размеров. Особенное распространение в горной зоне имела так называемая "скотоводческая" посуда, которая изготовлялась из глины с примесями (толченый известняк, раковины, мелко нарезанная солома и т. д.), выгоравшими при обжиге. При этом стенки сосудов становились пористыми, что вызывало повышенную испаряемость их содержимого и тем самым способствовало длительному хранению молочных продуктов. Все перечисленные формы изделий были широко распространены на территории Абхазии в раннем средневековье (VI - Х вв.) На ту же общую дату указывают и найденные в ацангуарах железные ножи, наконечники стрел, кресала для высекания огня, гвозди и другие находки, а по выявленным здесь костям удалось восстановить состав стад, которые перегонялись в ту пору летом из долин в горы, - это коровы, козы, бараны, лошади, то есть все то, что и сейчас образует культурную фауну абхазских высокогорий.

Большое число монументальных высокогорных пастушеских сооружений, подобных которым на Западном Кавказе не возводилось вплоть до начала текущего столетия, отражает важный переломный этап в общественно-экономическом развитии местного населения. Утверждение новой, более прогрессивной специализации хозяйства входило в комплекс важнейших предпосылок, обеспечивших возникновение и расцвет первого на этой территории государства - Абхазского царства VIII - Х веков, созданного на основе княжества абазгов (VI - VIII вв.), ко времени которого и относятся древнейшие из известных "оград карликов". Затем центр государственности переместился на восток. Абхазия превратилась в провинцию Грузинского государства. Это повлекло за собой упадок местного отгонного скотоводства. В XII - XV веках народные представления о многочисленных постройках в высокогорьях Абхазии как о жилищах пастухов были полностью изжиты, а взамен создан миф о карликах, занимавшихся строительством оград.
Теснейшим образом с раннесредневековыми пастушескими поселениями связано укрепленное городище в высокогорном селе Псху, куда до недавнего времени можно было попасть лишь вертолетом либо по многочисленным тропам через перевалы; теперь туда построено шоссе со стороны Ауадхары. На этом городище когда-то зимовали пастухи, которые летом занимали ацангуары на склонах окрестных гор.

Развалины крепости находятся на оконечности высокого мыса, огороженное стенами пространство представляет собой ровную площадь размером до полутора гектаров, покрытую густым буковым лесом. Стены, хорошо сохранившиеся с севера, востока и запада, возведены из местного камня панцирной кладкой на прочном известковом растворе. Ворота шириной до 1,4 метра имели снизу каменный порог на уровне выступающего цоколя стены и охранялись сторожевой башней. В восточной части двора видны развалины ряда сооружений, среди которых отметим храм, стены которого возведены из камня и кирпича, а кровля, судя по разбросанным вокруг обломкам, имела черепичное покрытие. Множество черепков больших и малых кувшинов, мисок, горшков, полностью совпадающих по форме и орнаментации с посудой в ацангуарах, а также фрагменты изделий из камня, металлические шлаки, бусы, кости животных покрывают поверхность почвы внутри крепостных стен, свидетельствуя об интенсивной жизни поселения в VIII - Х веках.

С юга над Псху нависает гора Серебряная, за которой тянутся гребни Бзыбского хребта. На склонах также лежит большое число древних пастушеских построек. Но, пожалуй, наиболее интересны здесь несколько средневековых жертвенников-святилищ, расположенных вблизи перевалов.

В языческих верованиях средневековых абхазов видное место занимал культ горных духов, от которых, как полагали, в значительной мере зависели безопасность, благополучие и удача пастухов, охотников и путников в горах. Местом обитания этих духов считались высокие труднодоступные вершины. И в тех местах, где опасности горного путешествия были особенно реальны, возникали жертвенники, где путники старались умилостивить горных духов, призвать их к себе на помощь. Проходя мимо этих священных мест, они должны были совершить здесь жертвоприношение, оставить какую-нибудь личную вещь. Так возник и замечательный средневековый жертвенник на вершине горы Напра (2300 м над уровнем моря), расположенной в западной части Бзыбского хребта.

На Западном Кавказе первым такие памятники упоминает в своих воспоминаниях русский офицер Ф. Ф. Торнау (Торнов), который в 30-х годах XIX века видел на одном из западно-кавказских перевалов (Капшистра) скалу, посвященную духам гор. К ее вершине, увенчанной небольшой, в несколько квадратных метров, площадкой, вели ступени, высеченные в граните. Посреди площадки находилось котлообразное углубление, до половины заполненное древними монетами, ржавыми железными наконечниками стрел, кинжалами, пистолетными стволами, пулями, женскими застежками и кольцами. Абхазы-проводники принесли здесь в жертву горным духам нож, огниво и несколько пуль, а Ф. Ф. Торнау вынужден был бросить туда несколько бронзовых монет.

Н. М. Альбов упоминает три таких жертвенника на перевалах Дзина, Химса и Ачавчар. "Жертвенники эти, - писал он, - состоят из - нескольких сложенных в виде четырехугольника камней. Сюда каждый переваливающий через хребет обязан положить какое-нибудь приношение Духу Гор, который иначе пошлет ему на дороге туман или снежную вьюгу. Приношения эти бывают самого разнообразного характера. Обыкновенно кладут пули, деньги, какое-нибудь ненужное оружие, женщины - пуговицы, ножницы, лоскутки... Никто из спутников не смеет присвоить себе какую-либо из находящихся на жертвеннике вещей под страхом неминуемого наказания свыше. Описываемые жертвенники принадлежат, очевидно, глубокой древности, так как на некоторых из них в груде накопившихся веками приношений находятся между прочим железные наконечники стрел и копий...".

Подобные жертвенники, называемые абхазами "места, где лежат стрелы", известны и в других пунктах абхазских высокогорий (ущелье реки Бзыби, урочище Хабью и др.), а также в Верхней Сванетии.

В августе 1975 года В. Б. Левинтас, С. 3. Лакоба и Ю.Н. Воронов совершили трудное восхождение на вершину Напра и произвели там детальное исследование жертвенника, представляющего собой прямоугольное двойное помещение, стены которого возведены насухо из обломков известняка на высоту до полутора метров и в ширину до одного метра. По своей планировке памятник не отличается от обычных ацангуар, но все внутреннее пространство его основного помещения оказалось заполненным многочисленными железными наконечниками стрел, образовавшими слой толщиной до 40 сантиметров. В сплошном навале этих наконечников изредка попадались серебряные средневековые монеты, железные кресты, сердоликовые бусы, жертвенные глиняные сосуды, кости животных и другие вещи.

Общее число железных наконечников стрел, собранных в течение столетий в Напринском святилище, превышает 15 тысяч экземпляров. Целую армию можно было бы снабдить колчанами, наполненными этими стрелами. Все наконечники имеют черешок для насадки на деревянное древко и по форме пера разделяются на плоские и граненые. Стрелы с узким массивным граненым острием предназначались для пробивания кольчуг и брони, широкоперые же плоские наконечники использовались против незащищенного противника. Среди последних, в зависимости от их функционального назначения и времени использования, выделяются многие разновидности - ромбические, секторовидные, лопаточковидные, тупоугольные, листовидные, которые в своем большинстве появились в Восточной Европе вместе с татаро-монгольскими ордами хана Батыя в первой половине XIII века. Наиболее крупные использовались для стрельбы по коням врага.

В жертвеннике довольно много было и двурогих наконечников, употреблявшихся обычно в охоте на птиц, но встречавшихся и в колчанах воинов. Один наконечник имел специальное полое утолщение с отверстиями - на лету стрела с таким приспособлением со свистом рассекала воздух, пела. Сюда же относятся несколько конических наконечников стрел, изготовленных из отростков оленьих рогов, использовавшихся в XI - XIV веках для охоты на лазящего по деревьям пушного зверя, и вставные костяные ушки стрел, орнаментированные кружочками.

Лук и стрелы играли огромную роль в военном и хозяйственном быту абхазов до XIX столетия. В средневековых источниках многократно упоминаются абхазские лучники. В одной грузинской редакции иранского любовно-рыцарского романа XI века "Висрамиани" сказано о красоте ресниц героини следующее: "Ее ресницы искусству пользоваться луком и стрелою научились у абхазов".

Генуэзец Георгий Интериано в начале XVI века, описывая быт и нравы черкесов - северных соседей абхазов, - писал: "Каждый день они сами делают свои стрелы, даже когда сидят на лошади, и в целом мире нет таких стрел, которые хватали бы так далеко и имели бы столь закаленное острие". Еще в первой половине XIX столетия у горцев Западного Кавказа лук непременно входил в состав тех предметов, которые обычно давали в качестве выкупа за жену. А в начале XX столетия абхазы использовали лук и стрелы при ловле форели в горных реках.

В жертвеннике на горе Напра было найдено около десятка грубо обработанных железных крестов, имеющих округлые расширения на трех коротких концах, а четвертый, нижний конец представляет собой острие, предназначенное для насадки на деревянное древко. Такие кресты стояли обычно в священных рощах, считавшихся у абхазов неприкосновенными и заменявших им храмы.

Такое смешение древних языческих и христианских верований было характерно для народов Западного Кавказа особенно в позднем средневековье. Известный путешественник второй половины XVIII столетия Яков Рейнеггс сообщал, что "в первых числах мая месяца абхазы собирались в густом и мрачном священном лесу, деревья которого считались неприкосновенными из боязни оскорбить высшее существо. В этой роще, около большого железного креста, жили пустынники, собиравшие с народа значительные пожертвования за молитвы свои о здравии и преуспевании дел и предприятий приносителей. Все приходившие в рощу приносили с собой деревянные кресты, которые ставились потом повсюду, где была зелень, и знакомые, встречаясь в лесу, обменивались этими крестами в знак дружбы".

Древние жертвователи оставили на Напре более двух десятков серебряных монет. Абсолютное их большинство относится к местным подражаниям монете, чеканившейся в Трапезундской империи в XIII - XIV веках. На них хорошо сохранились изображения трапезундских царей и покровителя этой империи - Святого Евгения, надписи, различные знаки, в том числе шестиконечная звезда - "печать Соломона".

Очень интересна глиняная посуда, найденная в жертвеннике, - обломки кувшинов с росписью красной краской, миски и особенно миниатюрные сосудики, предназначавшиеся для какой-то жертвенной пищи, доставленной сюда когда-то для задабривания горных духов. А сердоликовые и пастовые бусы, найденные здесь же, говорят, что в числе посетителей жертвенника в то время были и женщины. Все найденные здесь кости животных оказались принадлежащими козлятам - их приносили в жертву древние пастухи.

Материалы из Напринского жертвенника говорят о том, что духи гор занимали видное место в языческом пантеоне абхазов в средние века (XI - XV вв.) Внешне сохраняя верность христианству и используя его атрибуты (кресты и др.), древние абхазы сразу же, как только вступали на горную тропу, стремились наладить добрые отношения со своими горными языческими божествами путем обильных жертвоприношений, с помощью которых, как им казалось, могли добиться безопасности в горах, успехов в охоте, приплода в своих стадах.

В разделах сайта использованы фотографии:

Владимира Попова
Дениса Чачхалиа
Мадины Ардзинба
Беслана Хашба
Натальи Миловановой
"A-Telecom" (Vanya Vartumian)
Лаврентия Амшенци
А.Ю. Скакова
А.Б. Крылова
В.Р. Эрлиха

по материалам сайта apsny.ru




Абхазия, Абхазская кухня, Abhazia, Abhasia, Abkhazia, Abkhasia, abkhazia, abkhasia, abhazia, abhasia, Apsny, apsny, New-Afon, Gagra, Sukhum, Suhum, Sukhumi, Suhumi, Sochi, Adler, Black Sea, Абхазия, абхазия, абхазская кухня, кухни, Абхазская кухня, кавказская кухня, абхазские рецепты, рецепты, этикет, Гагра, Сухум, сухум, Сухуми, Пицунда, монастырь, озеро, Рица, Авадхара, Ауадхара, Новый-Афон, пещеры, Кавказ, Черное, Море, черное море, отдых, отпуск, отдых в Абхазии, КПП, Псоу, Бзыбь, Санатории, Самшитовая Роща, Сочи, Адлер
Сайт создан в системе uCoz